Статьи
02.04.2017 12:26

Украинцы терпят шоковую терапию регулярно, а поляки – только один раз

Украинские реформы глазами председателя «Союза Поляков «Огниско» г. Днепра» Антона Яновского.

Польша по общественному и экономическому развитию обогнала Украину лет на 50. Даже если она не будет развиваться дальше, нашей стране нужно полвека, чтобы догнать западного соседа. Польское чудо стало возможным благодаря тому, что в конце 80-х к власти пришли патриоты и демократы во главе с Лехом Валенсой, которого можно назвать польским Вячеславом Черноволом.

О том, как полякам удалось плановую экономику перевести на рельсы рыночной, и чему стоит научиться украинцам, мы беседуем с председателем «Союза Поляков «Огниско» г. Днепра» Антоном Яновским.

– Одна из главных украинских реформ – антикоррупционная. Сразу после Революции достоинства объявили непримиримую  борьбу с коррупцией.

Пан Антон, на ваш взгляд, насколько эффективно она проходит в Украине, и какой польский опыт будет нам полезен?

 – Коррупция в Украине тотальная. Поэтому нет никаких инвестиций. Законопослушные европейцы видят, что здесь не работает законодательство, нет антивируса против коррупции, поэтому не вкладывают свои деньги. Без антикоррупционной реформы, которая, кстати, началась по требованию Европейского Союза, возрождения экономики не будет.

Наблюдая за последними событиями, когда арестовали главу Государственной Фискальной службы Украины Романа Насирова, у меня появилась надежда. Возможно, Президент Петр Порошенко прислушался к мнению, что нужно сначала свою команду очистить от коррупционеров. Посмотрим, как будет продолжаться эта история, и насколько власть серьезно настроена на борьбу с преступлениями чиновников.

В Польше Антикоррупционный комитет не является какой­то глобальной системой, которая призвана вычищать отношения в экономике и бизнесе. Там каждый бизнес и каждая сфера общественной жизни самоконтролируются. Чего, к сожалению, нет в Украине. С контролем тут огромные проблемы, его просто не существует. Государство почему­то считает, что если будет платить контролерам, деньги пойдут на ветер.

Контроль должен был быть еще с 90­-х. Коррупция в Украине родом с того периода, когда нечестно провели приватизацию. Ваучеры скупали за бесценок и приватизировали на них заводы, фабрики, магазины. В Польше не было ваучерной приватизации, там такого не понимают и смеются с нас. Потому что ваучер – это фишка, формальность, все равно, что мусор. Ваучеры у людей скупали по 25 копеек, хотя стоимость акций составляла тысячи или даже десятки тысяч грн.

– В Украине собираются приватизировать оставшиеся в госсобственности предприятия. Хотят замахнуться даже на железную дорогу. Стоит ли это делать?

 – Главная проблема Украины – это олигархат, чего в Польше нет и быть не может, потому что там хорошо работает Антимонопольный комитет. Олигарх не будет заботиться о развитии экономики: у него единственный бог – это доллар. Олигархи, как наркоманы, только и занимаются тем, что накапливают деньги, высасывая из Украины ресурсы и эксплуатируя людей.

Стратегические предприятия вообще нельзя приватизировать, в частности энергетику, которая должна быть государственной, а у нас ее отдали Ринату Ахметову. Почему тогда не возникает желания приватизировать армию?.. Нужно все тщательно продумывать и взвешивать, какие будут последствия.

Польша имеет опыт, к примеру, приватизации железной дороги. Рельсы и станции там остались государственными, а приватизировали составы и тепловозы. Теперь поезда постоянно опаздывают, причем на 1, 3 и даже 5 часов. В Варшаве был случай, когда поезд опоздал на 29 часов… Разные собственники не могут договориться между собой, каждый хочет, чтобы его поезд приходил в наиболее удобное время. При этом, в не так далеко расположенной Австрии, поезда прибывают секунда в секунду, хотя местность гористая и более опасная, чем в Польше. Так что я не советую приватизировать железную дорогу в Украине.

– Медицинская реформа в Польше началась в 1996 году и продолжалась 10 лет. Как вы считаете, удачно прошла?

 – В Польше, чтобы сделать любую операцию, нужно стоять в очереди. У меня есть родственник, которому нужно заменить сустав. Стоит операция 20 тыс. злотых ($5 тыс.), что для простого поляка довольно внушительная сумма. Родственник терпит невыносимую боль, находится на поддерживающей терапии и ждет операцию, которую назначили через 2 года. Но когда придет его очередь, операцию по страховке сделают бесплатно. Не надо будет медсестре или врачу давать ни одного злотого. Даже если вы захотите им что­то презентовать, они вас не поймут и решат, что вы коррумпированный человек.

После медицинской реформы, которую вначале многие ругали, простой поляк стал более защищенным. Ему не нужно, как в Украине, таскать «торбы» денег в больницу. Польская система медицины точно скопирована с немецкой, причем довольно удачно. Более того, теперь в Польшу немцы приезжают лечиться, потому что обследования и операции стоят дешевле.

Не отрицаю, что часть медиков уезжает работать в Германию, потому что там зарплата в 2­3 раза выше. Но поляки – патриоты, они очень редко остаются там жить, а заработанные деньги отсылают на Родину, поддерживая польскую экономику.

 – Что вы думаете о реформе в сфере ЖКХ: внедрение рыночных цен на энергоносители, запуск программ по энергосбережению? Каким образом в Польше реформировалась эта сфера, и насколько правильным путем идет Украина?

 – В Польше автор «шоковой терапии» Лех Бальцерович вместе со своей командой один раз подсчитали, какова рыночная стоимость энергоносителей и других услуг, резко повысили на них цены – и все. Если бы правительство, как в Украине, каждый год поднимало стоимость газа и электричества, поляки его бы просто снесли.

По моим наблюдениям, в Польше уже 10 лет не менялась стоимость коммунальных услуг и проезда в транспорте. У меня в Польше живет дочка и сын с семьями. Сын снимает жилье и при этом платит в 2 раза меньше за газ и электроэнергию, чем я в Украине. Недавно спрашивал, сколько ему в месяц обходится газовое отопление. Он мне ответил, что за газ в квартире площадью 50 м2 платит 150 злотых за газ, а я здесь – 1.600 грн (350 злотых). При этом котел включаю на минимум (+40оС t теплоносителя), меньше просто нельзя, поэтому этой зимой в морозы ходил дома в пальто – температура в комнатах едва достигала +15оС.

В нашем «Союзе Поляков «Огниско» г. Днепра» площадь офиса –100 м2, за февраль принесли платежку за отопление –3.600 грн., хотя еще недавно сумма не превышала 450 грн в месяц. Отопление подорожало в 6 раз! При этом батареи все время еле­еле теплые.

Я считаю, что в Украине, как ни утепляйся, хоть в вату дом оберни, если цены на энергоносители постоянно растут, экономии семейного бюджета не будет.

 – А есть ли в Польше такое понятие как субсидии и льготы на коммунальные услуги?

 – Льготы в Польше – это что­то из области фантастики, поляки не понимают, зачем они нужны. Если человек в чем­то пострадал или нуждается, ему должны назначить более высокую пенсию, а не предлагать пользоваться бесплатным проездом, ждать получения продовольственного набора раз в году или еще какую­то подачку. В Польше, кто тяжело работал, получает более высокую пенсию, у кого работа была легче – меньшую. Причем мужчины и женщины идут на пенсию в 65 лет, и это было еще при Советах.

А в Украине происходит настоящее кино с субсидиями, я их называю не иначе, как хитрым обманом народа. Если человек не должен платить больше 15­20% своего дохода – дайте эти деньги наличными. Но если вы их дали, а он не заплатил, тогда контролирующие инстанции пусть обращаются в соответствующие органы, вплоть до суда.

Когда давать наличными начнут компенсацию, у людей появится стимул экономить энергоресурсы, а то дали субсидию и нужно палить газ и электричество, чтобы эти деньги израсходовать. Украинцы с субсидиями открывают окна и отапливают воздух, а те, кому помощь государства не положена, ходят по квартире в шапке и пальто…

– В Украине в самом разгаре реформа децентрализации, по всей стране создаются объединенные территориальные громады и меняются границы районов. Что­то подобное было в Польше?

– В Польше не было централизации, поскольку даже в советское время не существовало колхозов. Там создавали частные кооперативы, которые обрабатывали землю. Были сельскохозяйственные сообщества, которые объединяли производителей на уровне района или нескольких сел.  

А вот в Украине децентрализация жизненно необходима, потому что она приведет к, прежде всего, оздоровлению сознания человека, чтобы он понял: никто и никогда ничего бесплатного больше не даст, нужно заработать своими руками. Репрессии, Голодомор и раскулачивания убили в людях понятие частной собственности, которая может приносить прибыль.

Вспомните начало ХХ века, когда у каждого кусочка земли был хозяин. В 1913 году царская Россия занимала 1­е место в мире по экономическому развитию. За счет чего? Люди эффективно работали, каждый – на своей земле. Но когда забрали собственность, сделали ее народной и ничьей, начались экономические проблемы, голод, разруха.

А за последние 26 лет все сконцентрировали в Киеве и только теперь поняли, что уничтожили села, маленькие города и райцентры. Я сам с Хмельницкой области, из пгт Понинка, где была огромная картонно­бумажная фабрика. Весь Союз писал в наших тетрадях, вся Европа, Китай, Куба, Вьетнам. Наша фабрика была самой крупной в СССР. Рабочий городок жил за счет этой фабрики, которая была построена еще в 1787 году.

Теперь предприятие разделено на части: половина принадлежит собственнику из России, а часть акций –у украинских владельцев. Но фактически фабрика никому не нужна, просто акции себе забрали и все. Колоссальный цех по выпуску тетрадей стоит: оборудование порезали на металлолом, все разграблено, окна выбиты… Недавно китайцы приехали и возобновили работу нескольких бумажных машин и теперь выпускают бумагу. Раньше думали, что у китайцев самая дешевая рабочая сила, а оказалось, что нет, – в Украине еще дешевле.

– Раз вы затронули тему дешевой рабочей силы. Что думаете по поводу последних акций протестов поляков в Варшаве против украинских остарбайтеров (рабочие с Востока – ред.)? К чему это может привести, и действительно ли украинцы отнимают у поляков работу?

 – Приведу пример: мой зять – поляк, он никогда не пойдет наниматься туда, где платят меньше 4 тыс. злотых, а украинцы соглашаются трудиться за 1,5 тыс. злотых. Кто в этом промежутке, от 1,5 до 4 тыс. злотых, будет работать? Поляки не хотят, они едут в Германию, где платят в 2­3 раза больше – в переводе на польские деньги это 8­12 тыс. злотых.

Нужно не на протесты десятков или даже сотен человек смотреть, а изучать государственную политику страны. В 2017 году Польша официально пригласила 1 млн 200 тыс. украинцев заполнить существующие вакансии. Поляки хотят видеть у себя украинцев, а не представителей Ближнего Востока или других стран, у которых совсем иная культура. Украинцы – христиане, братья по крови, соседи по территории, люди, которые хорошо ассимилируются в польском обществе.  

Я был в Варшаве и несколько раз видел различные протесты, поэтому знаю, что они немногочисленные. Люди собираются вечером после работы буквально на час, может, человек 20 или 100, постоят с плакатами, которые кто­то им выдал, возле здания правительства и расходятся. Это нормально, чтобы показать, что есть другая точка зрения – таков принцип демократии. Это не миллионные протесты, как в Украине, просто СМИ из нескольких сот протестующих могут «сделать» тысячи и десятки тысяч и раздуть проблему. На самом деле рынок труда Польши нуждается в украинцах.

* * *

Антон Яновский в конце беседы вспомнил слова из Евангелия от Матфея 9,16: «И никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани, ибо вновь пришитое отдерет от старого и дыра будет еще хуже».

«У нас и так две огромные дыры – Крым и Восток (Донецк и Луганск)», – вздыхает он. И считает, что для возрождения Украины должны прийти к власти патриоты, которых не допускали к руководству страной все 26 лет независимости. За это время в Украине выросло новое поколение молодых людей, не обремененных постсоветским прошлым, с новой ментальностью, демократическими взглядами на жизнь и европейским мышлением. Среди них немало талантливых и образованных людей, которым можно доверить самые высокие посты.

Любовь Бурлакова

3664