Статьи
18.06.2017 11:30

Преодолевая сексизм

Украина уникальна представительством женщин по принятию решений в политике. Мы предпоследние из 58 стран ОБСЕ, нас обогнала даже Россия.

– Есть поговорка: «Женщина, твой день – 8 марта». К сожалению, именно так и происходит в украинских СМИ. Почему­то только в честь этого праздника журналисты и журналистки посвящают женщинам много материалов и вспоминают об их достижениях, – констатирует представительница Института массовой информации Елена Голуб.

Упомянутая пословица насквозь пропитана сексизмом – предвзятым отношением к человеку по признаку пола. Этим термином также принято называть идеологию и систему социальных практик, которые поддерживают патриархат, или угнетение женщин.

В Украине сексизму живется хорошо. За доказательствами ходить далеко не надо. Чего только стоит совет нардепа Антона Геращенко, предложившего Надежде Савченко вместо политики заняться личной жизнью. Нет, я не защищаю бывшую летчицу, к ней можно относиться по­разному. Возможно, Антон Геращенко адресовал эти слова всем женщинам Украины с намеком на их место «в доме».

Возможно, у Геращенко найдется много сторонников среди украинских СМИ. А почему нет? В любом киоске без проблем можно найти газету, пестрящую клише в стиле: «слабый пол», «предназначение женщины», «мужской поступок» и так далее. Аналогичная ситуация и в интернет­изданиях.

Вот только к лицу ли сексизм государству, которое взяло курс на Европу? Конвенция о защите прав человека и основоположных свобод запрещает любую дискриминацию. И по половому признаку в том числе.

Кстати, Антон Геращенко так и не извинился. Будь он представителем Европарламента, ему бы пришлось «отвечать за базар». В начале 2017 г. депутат Европарламента от Польши Янош Корвин­-Микке заявил, что женщины слабее и глупее мужчин. Соответственно, им нужно платить меньшую зарплату. Заявление прозвучало с трибуны законодательного органа ЕС в Страсбурге.

Президент Европарламента Антонио Таяни назвал слова Корвина­-Микке недопустимыми, которые «обижают базовые европейские ценности». За сексизм политику пришлось в буквальном смысле заплатить. Корвина­-Микке на месяц лишили депутатских выплат и на 10 дней отстранили от работы в Европарламенте. Из­за дискриминационного высказывания в адрес женщин он на год потерял право представлять законодательный орган ЕС в качестве делегата на форумах и конференциях.

Подобные санкции в Украине к политикам­-сексистам пока не предусмотрены.

Сексизм и украинские СМИ

А теперь вернемся к сексизму в украинских СМИ. В Институте массовой информации в феврале – марте 2017г. провели мониторинг к Международному женскому дню. «Под прицел» попали 10 интернет­СМИ и 6 общенациональных печатных изданий. В результате выяснили, что равенством в контексте представительства мужчин и женщин, в газетах и на сайтах даже не пахнет. Дам­эксперток исследователи насчитали 17%, соответственно, остальные 83% – мужчины. Героинь материалов ненамного больше – 24%.

За время мониторинга обнаружили издания, в которых вообще не упоминалось ни об одной женщине. Разве что фотографии в блоках рекламы. В Институте массовой информации таких результатов не ожидали. Ведь, читая журналистские материалы, мало кто задумывается о гендерном балансе.

– Женщины­-экспертки представлены в таких темах как шоу­бизнес, мода, дизайн, охрана здоровья, – говорит Елена Голуб. – Это «типично женские темы». Например, обсуждали министра здравоохранения Ульяну Супрун, ей посвятили материалы с некоторыми оттенками негатива. Это из­за реакции на ее реформы, которые воспринимаются неоднозначно. СМИ пишут о женщинах и в контексте образования. Правда, если оно начальное или среднее. А вот среди преподавателей ВУЗов и ученых – больше мужчин.

Что же касается женщин­-героинь, в печатных СМИ очень много статей, где жена, мать, сестра рассказывает о своем муже, отце, брате. Вроде бы она и героиня, но говорит не о себе. Думаю, если бы журналисты чаще рассказывали об успешных женщинах, это помогло повлиять на гендерные стереотипы, – констатировала эксперт.

– В Верховной Раде женщины представлены немногим более 11%. В правительстве их тоже мало. Но это не значит, что у нас нет дам­эксперток, способных комментировать вопросы, не связанные с воспитанием детей, ведением хозяйства и модой, – сказала Елена Ена, менеджерка Национально­-демократического института.

В числе женщин­политиков, о которых чаще всего пишут журналисты, – вице­-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко,  нардеп Надежда Савченко и глава Национального Банка Украины Валерия Гонтарева.

– Когда Гонтареву назначили главой НБУ, одно из украинских изданий написало заголовок: «Главой Нацбанка стала женщина», – рассказывает Елена Голубь. – Вскоре под новостью посыпались комментарии в стиле: «Класс, женщина умеет считать», или «Вау, женщина умеет еще при этом разговаривать». Только после реакции читателей заголовок отредактировали, дописав слово «впервые».

Среди иностранных дам­-политиков журналисты обсуждали главу правительства Германии Ангелу Меркель, которая принимает участие в урегулировании ситуации на Донбассе, а также кандидатку в президенты Франции Марин Ле Пен. Материалы о последней имели, как правило, негативный окрас. Причина – дружба Ле Пен с Путиным и ее пророссийская позиция.

Украинские журналисты любят писать о первых леди. В том числе и об иностранных.

– Не так давно во Франции на президентских выборах победил Эммануэль Макрон, – говорит Елена Голуб. – Журналисты создали много материалов, посвященных его жене Бриджит. Поднимали темы ее возраста (она старше своего супруга на 24 года – ред.), внешнего вида и любимых брендов. Ознакомившись с этими материалами, я не смогла для себя получить четкий ответ на вопросы, чем занимается Бриджит Макрон и что она из себя представляет как личность.

Во время выборов в США много статей и новостей посвящалось супруге Дональда Трампа Мелании. Пресса пыталась выяснить, работала ли она в эскорт­услугах, – рассказала экспертка.

– О том, что Бриджит Макрон намного старше своего супруга, вспоминалось в контексте женщины. Точно так же и большая разница между четой Трампов вспоминалась в контексте Мелании. Это говорит о том, что есть склонность к дискриминации женщины, – дополнила свою коллежанку Елена Ена.

Как дела у сексизма в Европе и США?

– Сексизм – это не уникальное явление по­украински. Он есть везде, – говорит Елена Ена. Она рассказала об эксперименте в США.

– Национальный демократический институт, который я представляю, сотрудничает с американской организацией «Женский медиа центр». Наши партнеры провели исследование – решили узнать, как воспринимают избиратели кандидатов на выборах: мужчину и женщину. Они получили равные возможности ведения кампании. Участникам эксперимента дали примеры освещения деятельности кандидатов в СМИ. Некоторые материалы были посвящены внешности женщины. Их распределили среди респондентов таким образом: четверти выдали статьи с негативным контекстом, четверти – с позитивным, еще одной четверти с нейтральным, а все оставшиеся участники их не получили.

Анализ полученных результатов свидетельствует о том, что упоминания о внешнем виде кандидатки и вопросы журналистов в стиле: «Какие ваши любимые бренды?» или «Кто будет сидеть с вашими детьми, когда вы будете заниматься политикой?», резко снижают уровень доверия. Как видите, гендерные стереотипы и сексизм есть даже в США.

Чем Украина уникальна, так это представительством женщин по принятию решений в политике. Мы предпоследние из 58 стран ОБСЕ! Впереди Украины все постсоветские государства. Нас обогнала даже Россия. Это как сигнал для общества, что женщинам в СМИ не место, – мол, если они не могут руководить страной, зачем их освещать в медиа? – говорит Елена Ена.

В некоторых странах ЕС существует квота на количество женщин в партийных списках. Украинское законодательство предусматривает аналогичные вещи (согласно Закону «О местных выборах» представительство лиц одного пола в избирательных списках не должно быть меньше 30% – ред.). Но наши политики умудряются обойти квоты. В результате, большинство женщин оказываются чуть ли не в конце списка.

– Институт массовой информации просмотрел польские СМИ. Правда, это можно назвать скорее срезом, чем полноценным мониторингом. Конечно, в них женщины представлены чаще, чем в украинских, однако до упоминания их на одном уровне с мужчинами полякам еще далеко, – констатировала Елена Голуб.

– У меня есть опыт сотрудничества с европейскими СМИ, – говорит гендерная экспертка Ольга Веснянка. – Я не встречала в англо­ или немецкоязычных журналистских материалах синонимов к слову «женщина». Там нет никаких «представительниц прекрасного пола», выражений «девочка», «дамочка» и тому подобного. Наверное, язык или журналистская культура не разрешают, не знаю.

На медиатренингах по гендерной журналистике (организованных Институтом развития региональной прессы – ред.) тренер Николай Явченко показывал украинские и европейские журналы на общественно-­политическую тематику. В наших – ни одной женщины на обложке. В иностранных, например, был материал об открытии галереи в Лондоне, где ее директриса рассказывала о работе культурного заведения.

Сексизм можно остановить

Некоторые политики все же находят в себе силы, чтобы извиниться. Один из них – мэр Черткова (Тернопольская область ред.) Владимир Шматько. Он заявлял, что руководителем должен быть мужчина.

– Когда журналисты «Поваги» (сайта, проводящего кампанию против сексизма в СМИ, – ред.) обратили внимание на слова Владимира Шматько, он очень корректно извинился, а восприятие его в медиасреде как политика повысилось. Шматько ничего не потерял, отказавшись от своих стереотипов, – рассказала Елена Ена.

По ее словам, на протяжении последних двух лет количество людей, считающих, что политиков женщин и мужчин должно быть поровну, увеличилось.

– Если быть точной, женщин – от 40 до 50 процентов. Речь идет как о парламенте, так и о местных советах. Запрос на равное представление женщин и мужчин в политике уже сформированный. Осталось только дать на него ответ, – убеждена Елена Ена.

Что думают о гендерном равенстве европейцы?

Как обстоят дела с равенством женщин и мужчин в странах ЕС? С этим вопросом нам помогли разобраться жители государств Евросоюза. Некоторые из них родились в Украине.

Атанас Джелепов, Болгария:

– Лично я не воспринимаю утверждение о том, что мужчины лучше, чем женщины, или наоборот. Просто есть человек и все.

Думаю, представление о политике как об исключительно мужском деле у болгар отсутствует. В нашем предыдущем правительстве были женщины­министры: внутренних дел, образования, энергетики, правосудия и сельского хозяйства. Сейчас должность вице­президента Болгарии занимает Ильяна Йотова. Она раньше была депутатом Европарламента. Лидер второй по величине политической силы в Народном собрании Болгарии – Болгарской социалистической партии – тоже женщина. Это Корнелия Нинова. Меня больше интересует, сможет ли политик работать для народа, а не его пол. Женщина, мужчина? Да какая разница, главное, чтобы он не воровал.

Инна Келл, Великобритания:

– В теории, нет никакой дискриминации по признаку гендера. Но это только в теории. На практике, у мужчин зарплата выше. В Великобритании, кроме равенства между мужчинами и женщинами, еще есть и уважительное отношение к ЛГБТ (лесби, геи, бисексуалы, трансгендеры – ред.). У меня на работе несколько коллег­-учителей – геи и лесби. Они этого не скрывают.

Татьяна Лемешко, Франция:

– Могу сказать, что во Франции мужчин и женщин на низкооплачиваемой и малопрестижной работе, например, как кассир в супермарете, приблизительно поровну. В Украине на такой должности мужчину увидишь нечасто.

Зачем нужна Стамбульская конвенция

В некоторых случаях сексизм может перерасти в неконтролируемую агрессию. Недавно одна моя знакомая развелась с мужем. В прошлом – любящий и заботливый мужчина, он превратился в домашнего тирана. В нетрезвом состоянии избивал Оксану и их трехлетних сынишек­-близнецов.

Мысль об измене супруги стала для Жени идеей фикс. Ему не нравилось, что Оксана во время декрета, кроме домашней работы и ухода за детьми, занимается общественной деятельностью. Но «диванная клуша» – это не про Ксюху. Знакомая продолжала заниматься любимым делом, а после очередного рукоприкладства поставила в отношениях с мужем жирную точку. Ксюша ушла из дома, забрав с собой общих детей.

Потом месяц на съемной квартире в чужом Харькове – городе, в который Оксана и Женя перебрались после свадьбы. Но аренда жилья стоит недешево, поэтому знакомая предпочла вернуться к родителям в Днепр.

Благо, что у Ксюхи есть мама и папа, которые смогут принять, согреть и оказать поддержку. А если жертве домашнего насилия идти некуда?

Права таких женщин защищаются Стамбульской Конвенцией. Ее полное название – Конвенция Совета Европы «О предотвращении насилия касаемо женщин и домашнего насилия и борьбы с этим явлением». Документ подписали на встрече министров 11 мая 2011 г. в Стамбуле. Его приняли 47 стран совета Европы и Украина в том числе. Конвенция вступила в силу 1 августа 2014 г., однако до сих пор не прошла ратификацию в Украине. Неудачная попытка это сделать была 17 ноября 2016 г.

Два других законопроекта, цель которых привести украинское законодательство в сфере семейного насилия к соответствию с европейским, лишь приняли за основу. Парламентариям не понравились слова «сексуальная ориентация» и «гендер». Они захотели, чтобы из документа исчезли эти термины.

– Депутаты просто не разобрались, что термин «гендер» есть в украинском законодательстве (Закон Украины «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин» – ред.), а «сексуальность» присуща любому человеку, – комментирует ситуацию руководительница Днепропетровской областной общественной организации «Промінь Дніпро» Елена Моргун. – В Украине действует Закон «О предотвращении насилия в семье», правда, он требует доработки. На его основании планировалось принятие Стамбульской конвенции. Честно говоря, в этом документе нет ничего кардинально нового. Просто механизмы защиты прав пострадавших работали бы лучше. Законы и подзаконные акты, посвященные теме домашнего насилия, вообще, требуют доработки. Но, чтобы это сделать, Стамбульская конвенция вовсе не обязательна. Достаточно политической воли наших законодателей, – считает она.

Принятие Стамбульской конвенции предусматривает создание приютов для жертв домашнего насилия и реестра таких пострадавших.

– Наличие такой базы поможет полицейским вовремя среагировать на вызов и иногда даже предотвратить убийство, – говорит Елена Моргун. – Правоохранители не могут зайти в квартиру без разрешения ее собственников. Часто они не знают, что происходит: пьяная драка или домашнее насилие. Если создадут реестр, полицейские смогут попасть в такую квартиру без разрешения.

Тем временем статистика пострадавших от домашнего насилия растет. За минувший 2016 г. на «горячую» линию женского правозащитного центра «Ла Страда – Украина» поступило 38.292 звонка. Это в 4 раза больше, чем в 2015­ом. Такие данные опубликовали на сайте организации. Количество звонков, связанных непосредственно с предупреждением домашнего насилия, за год увеличилось в 14 раз, составив 34.748 звонков! В 2015г. их было гораздо меньше – 2.486.

Консультации в «Ла Страда – Украина» бесплатные. Нуждающимся достаточно набрать короткий номер с мобильного 386 или более длинный – 0­-800-­500-­335. Телефоны работают круглосуточно.

Ирина Сатарова

759