Статьи
26.09.2018 16:21

Забавная история рассмотрения очень забавного судебного дела

Если уж добиться в судебном порядке чего­-либо серьезного почти невозможно, то, по мнению автора, не грешно хотя бы повеселиться. Веселье обычно выходит в таких условиях, как говорится, сквозь слезы. Вот как, например, в следующем случае…

Летом 2017 года, обобщив собственную юридическую практику, автор пришел к выводу, что он стал жертвой политических репрессий со стороны государства, и подал в суд по месту жительства соответствующее заявление, сославшись в этом заявлении на целую кучу судебных решений, в том числе на два решения ЕСПЧ (Европейского суда по правам человека – ред.), которыми было установлено, что автор является жертвой нарушения пяти положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Попало это заявление к судье, как бы выразиться помягче, не самому умному, но твердо знающему – такие заявления удовлетворять нельзя. Он в удовлетворении и отказал, а проблему мотивировки отказа решил крайне просто – сослался на ст. 2 Закона «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине», по которой такие, как автор, реабилитации не подлежат. Какие именно «такие», недвусмысленно указано в этой статье Закона – это редкостные мерзавцы, в отношении которых есть доказательства совершения ими преступлений против человечества, массовых убийств, не считая всякой мелочи типа диверсий, шпионажа, вредительства и пр. – см. в Едином реестре судебных решений решение Жовтневого районного суда г. Днепропетровска по делу №201/11781/17 от 06 ноября 2017 г. А указать источник этих сведений судья не удосужился.

Особую прелесть всему этому придавало то, что все указанные и действительно жуткие преступления я совершил до 1958 года, то есть в возрасте до 2-­х лет. Я-­то за собой ничего подобного не помню, мал был, сведений об этих, якобы совершенных мною преступлениях, повторю, суд в решении не приводит.

С другой стороны, какова реклама! То, что стало вершиной карьеры всяких милошевичей или аминов, гаитянских папа дюков, гитлеров и пол потов, я совершил до двух лет, забыл об этом и жил себе нормальной (кроме, пожалуй, последних 20 лет) жизнью. По этому поводу даже сделал исключение из своих правил и, узнав, кто из помощников судьи такое решение готовил, подарил ей шоколадку. Она, не в силах понять мою щедрость и благодарность, очень переживала какое­-то время, но другие помощники, знающие меня много лет, ее успокоили: «Не переживай! Владимир Георгиевич сделал это от чистого сердца», – и были правы.

Реклама рекламой, а с этой глупостью нужно что­-то делать. Что именно – известно, обжаловать в вышестоящей инстанции. Обжаловал, как положено, и, наивный, был уверен, что решение отменят.

Нельзя быть таким наивным, тем более – быть в чем-­либо уверенным в этом мире, поскольку в этом мире, в суде апелляционной инстанции действовала протестантская секта. О ней я слышал, даже догадывался об отдельных членах этой секты, но не более. Надо же было такому случиться, чтобы апелляция попала именно туда, а отличие данного конкретного сектантского вероучения от ортодоксального христианского состояло в табу на слово «жертва».

В общем, заседания секты с моим участием скорее походило на средневековые теологические диспуты: я им – ветхозаветную историю об Аврааме, исполнявшем волю Всевышнего пожертвовать первенцем Исааком; они мне – «Так ведь, по результату, не пожертвовал!»; я им – «В сердце своем пожертвовал, ибо сын заменен был агнцем не самым Авраамом, а – ангелом!», и т. д.

Закончился этот цирк Постановлением о замене мотивировки решения районного суда. Апелляционный суд постановил, что преступлений я не совершал, но и жертвой в понимании этого термина судом признан быть не могу – см. в Едином реестре судебных решений решение Апелляционного суда Днепропетровской области по делу №201/11781/17 от 21 декабря 2017 г. Но в требовании признать факт – все равно отказать.

Вишенкой на этом торте был отказ по религиозным соображениям опубликовать это Постановление, и до совсем недавнего времени в Едином реестре судебных решений в деле № 201/11781/17 фигурировала лишь моя реклама, и только месяц назад после ухода в отставку почти полного состава секты (следует для объективности отметить, что, на мой взгляд, эта коллегия была одной из лучших в своей палате и это легко объяснимо – они хоть в Бога верили) апелляционный суд выложил свои решения.

Сейчас на судебном рассмотрении находится следующее заявления об установлении факта: что при рассмотрении вопроса о признании меня жертвой политических репрессий я стал жертвой совершенного именем государства религиозного фанатизма коллегии судей.

То ли еще будет.

Владимир Заиченко

От редакции.

Житель Днепра Владимир Заиченко известен тем, что отправил в суды различных инстанций несколько тысяч исков, заявлений, ходатайств и жалоб. Еще 16 июля 2008 года сайт «Сегодня» писал:

«Точное число уголовных, гражданских и административных дел, заведенных по инициативе Владимира Георгиевича, не может назвать даже он сам. Большую часть заявлений судьи отказываются даже принимать к рассмотрению. Поскольку суть их — уличение судей в опечатках в их решениях и откровенной безалаберности. Но и в этом случае процесс обязательно проходит кассационные инстанции».

Несколько судов Владимиру Георгиевичу даже удалось выиграть, несмотря на мистически­юмористическую формулировку исков: «против нечистой силы» или «предлагаю сходить в потусторонний мир».

В 2007 Заиченко даже выиграл у государства деньги в Европейском суде.

Как видим, и по прошествии десяти лет Владимир Заиченко продолжает заниматься своим любимым делом, которое, говоря современным языком, можно назвать «троллингом судей».

761