Статьи
05.10.2018 17:38

Преступление без наказания. Прокурорам Днепра закон не писан

Бывший заместитель прокурора Днепропетровской области Кузьменко Сергей Анатольевич был люстрирован в 2015 году. В статье речь идет о его сыне – младшем советнике юстиции, ныне возглавляющем Днепропетровскую местную прокуратуру № 3.

Если нельзя, но очень хочется – то можно.

(Народная Глупость)

О дутой статистике работы прокуратур и органов досудебного расследования не писал только ленивый. Генеральная прокуратура Украины уже давно держит людей за полных болванов, регулярно демонстрируя скучные электронные таблицы с немыми цифрами, взятыми «с потолка», рассчитывая на то, что пипл схавает. Такая статистика умалчивает, скольким заявителям было отказано в возбуждении уголовных дел, скольких завернули на стадии досудебного расследования и скольким прокуроры отказали від підтримання державного обвинувачення.

Между тем, существует и другая статистика, скрытая от пытливых глаз активистов и просто интересующихся граждан, дающая полную картину об истинном положении дел с раскрываемостью в органах и масштабах очковтирательства. Так, редактор газеты «Правда» Валерий Зотов, г. Запорожье, в своей статье от 13 мая 2018 г. исследует манипуляции со статистикой раскрываемости и снижения преступности. В своем исследовании автор указывает на вопиющее расхождение между официально публикуемой статистикой прокуратуры за 2017 г. по количеству преступлений в Запорожской области и числом обращений, зарегистрированных в едином журнале учета заявлений и сообщений о криминальных правонарушениях и других событиях. Доступ к статистике последнего скрыт от общественности и по официальному информационному запросу доступен далеко не каждому.

Согласно цифрам по Запорожской области, приведенным Зотовым, количество заявлений о правонарушениях увеличилось на 50 тысяч с лишним, а криминальных производств уменьшилось на 16 тысяч.

В этой статье, на примере Днепропетровской местной прокуратуры № 3, я покажу, сколько сил и энергии тратят прокуроры, чтобы НЕ открывать и НЕ расследовать уголовные дела.

Служебная халатность или сознательное неисполнение решений суда

В серии своих статей под общим названием «Бездіяльність влади або байдужість суспільства?! Боротьба із комунальною мафією, як вона є!» я писал о бездействии ЖЭКов, не исполняющих свои обязанности по содержанию многоквартирных жилых домов.

Но на стадии обращения в суд против ЖЭКа стало ясно, что проблема имеет еще одну сторону: самоуправство некоторых жильцов многоквартирных домов, которые, пользуясь бардаком в ЖКХ, решают свои частные проблемы, пренебрегая правами других жильцов, с кем имеют общие инженерные сети на праве спільної сумісної власності.

Так, в деле против Кировского ЖЭКа в качестве третьих лиц были приобщены соседи, «отремонтировавшие» общий водопроводный стояк по своему усмотрению, нанеся ущерб другим жильцам. Тут для решения задачи восстановления стояка одного ЖЭКа мало – придется решать проблему и с соседями­вредителями. И решать ее придется в уголовном порядке, учитывая ограниченные возможности истца в гражданском процессе по сравнению с полномочиями следователя в уголовном. Идея заключалась в том, чтобы войти цивільним позивачем у кримінальне провадження проти сусідів­шкідників, и требовать допустить ЖЭК в их квартиру с целью проведения восстановительных работ на водопроводом стояке, с последующим регрессным требованием ЖЭКа о компенсации стоимости ремонта.

25 июля 2016 г. мною в Кировский ОП ДВП ГУНП в Днепропетровской области было подано заявление о криминальном правонарушении, суть которого – самоуправство (ст. 356 УК Украины) со стороны жильцов многоквартирного дома, которые, вопреки установленному порядку, произвели врезку в стояк водопроводной сети, из­за чего остальным жильцам причинен ущерб.

Поиграв немного в футбол моим заявлением, начальник следственного отдела О. Пасько и начальник Кировского ОП С. Жатовецкий подготовили дежурную отписку, по которой данные, указывающие на криминальное правонарушение, в заявлении отсутствуют.

Традиционный в таких случаях поход к следственному судье закончился хитрым финтом прокурора Сенюты Т. (ч. 2 ст. 305 УПК Украины) с внесением моего заявления в ЕРДР 12.08.2016 г. – т. е. спустя полмесяца с момента его подачи.

Во избежание возможных проблем с несвоевременным внесением, дату подачи заявления в ЕРДР решили слегка подтасовать. Служебный подлог у правоохранителей – в порядке вещей.

За полгода в уголовном деле не было сделано ровным счетом ничего. К концу 2016 г. Кировский ОП был расформирован, а материалы дела вместе с оставшимися в штате следаками были переданы в Днепровский ОП ГУНП в Днепропетровской области.

Старший следователь Днепровского ОП О. Шилова­Иванова – одна из немногих представителей органов, кто, хоть и с опозданием в полгода, исполнил положение закона и выдал мне памятку о процессуальных правах и обязанностях потерпевшего. Но, допросив соседей­вредителей, через месяц Шилова–Иванова закрывает дело, мотивировав отсутствием в действиях обвиняемых признаков вины. Копию постановления о закрытии криминального производства Шилова­Иванова, конечно же, не прислала (ч. 6 ст. 284 УПК Украины). О существовании постановления я узнал случайно, обратившись в начале июля 2017 с жалобой к следственному судье в связи с неполучением ответа от Шиловой­Ивановой на поданные ходатайства.

Содержание постановления о закрытии дела красноречиво свидетельствовало о бездействии следователя, так что обжаловать это постановление не составило труда. 18.07.2017 г. мною в Бабушкинский районный суд г. Днепропетровска подана скарга на постанову Шилової­Іванової про закриття кримінального провадження, и 21 июля следственный судья вынес определение об отмене постановления Шиловой­Ивановой.

За год бездействия в уголовном деле, увенчанного безосновательным постановлением о закрытии, стало ясно, что желание исполнять свои обязанности у Шиловой­Ивановой отсутствует. Решил сделать женщине подарок, отстранив ее от проведения расследования, путем обращения с ходатайством к ее начальнику – керівнику органу досудового розслідування. Ответ на ходатайство дал замначальника СВ ДВП ГУНП в Днепропетровской области В. Сологуб.

Сложно понять, каким образом В. Сологуб прошел переаттестацию на знание криминального процессуального законодательства, но разницы между отстранением следователя (п. 2 ч. 2 ст. 39 УПК Украины) и отводом (ст. 77 УПК Украины) он не почувствовал, посчитав, судя по всему, это простой игрой слов. К слову, В. Сологуб до сих пор работает в должности замначальника СВ ДВП ГУНП в Днепропетровской области.

Не забыл я и про процесуальних керівників у справі – прокуроров Днепропетровской местной прокуратуры № 3 – той самой, которой уже 2 года как руководил главный герой статьи Анатолий Кузьменко. Процессуальные руководители в криминальном производстве имеют четко очерченный круг полномочий, установленный ст. 36 УПК Украины, в частности доручати слідчому, органу досудового розслідування проведення у встановлений прокурором строк слідчих (розшукових) дій, негласних слідчих (розшукових) дій, інших процесуальних дій або давати вказівки щодо їх проведення чи брати участь у них, а в необхідних випадках – особисто проводити слідчі (розшукові) та процесуальні дії в порядку, визначеному цим Кодексом. А согласно положений ч. 2 ст. 2 КАС Украины, субъект властных полномочий, к которому, бесспорно относятся прокуроры обязан эти полномочия использовать.

Учитывая, что ни один из трех прокуроров в деле палец о палец не ударил и не отменил безосновательное постановление Шиловой­Ивановой о закрытии дела – возникли основания считать надзор прокуроров за соблюдением законов при проведении досудебного расследования неэффективным. Именно так УПК определяет бездействие прокуроров во время досудебного расследования, и единственное наказание, предусмотренное за такое бездействие, – отстранение прокуроров руководителем органа прокуратуры с возложением соответствующих полномочий на другого прокурора.

21.08.2017 г. мною на имя керівника Дніпропетровської місцевої прокуратури № 3 Анатолія Кузьменка подано соответствующее ходатайство – на основании п. 13 ч. 1 ст. 56 и в порядке ст. 220 УПК Украины. Но г­н Кузьменко посчитал ниже своего достоинства вникать в какие­то там ходатайства и, тем более отвечать на них в предусмотренном законом порядке. Поэтому ответил простым письмом. Из содержания письма, большая часть которого просто ни о чем, стало ясно, что А. Кузьменко, как и его визави из ДВП В. Сологуб, упорно не видит своих полномочий касательно отстранения своих подчиненных.

13.09.2017 г. обращаюсь с жалобой на бездействие А. Кузьменко к следственному судье и получаю неожиданный отказ в открытии судебного производства. На этот раз и следственный судья Бабушкинского райсуда И. Литвиненко (он же председательствующий этого суда) не увидел разницы между отстранением и отводом. Пришлось обратиться с апелляционной жалобой на определение И. Литвиненко, и 02.10.2017 г. Апелляционный суд области отменил определение Литвиненко об отказе в открытии производства по жалобе на бездействие прокурора Кузьменко. Апелляционный суд подробно объяснил, чем отстранение прокуроров и инициирование отстранения следователя от досудебного расследования по основаниям неэффективности проведения расследования отличается от положения об отводах.

18.10.2017 следственный судья Литвиненко И. Ю., получив определение Апелляционного суда, постановил обязать руководителя Днепропетровской местной прокуратуры № 3 рассмотреть ходатайство Пахоль А. Е. и вынести мотивированное постановление.

Но корона победителя прочно въелась в голову молодого и амбициозного руководителя третьей прокуратуры. 16.11.2017 Кузьменко направляет в Бабушкинский суд заявление о разъяснении определения следственного судьи Бабушкинского райсуда по делу от 18.10.2017. Вместе со своим заявлением Кузьменко командировал прокурора Лопацкую К. В. – одну из тех, об отстранении которых я ходатайствовал перед Кузьменко. При этом Кузьменко забыл вручить Лопацкой доверенность на представительство его интересов в суде, посчитав, судя по всему, что представление интересов прокуратуры и личных интересов Кузьменко – это одно и то же.

24.11.2017 г. следственный судья Бабушкинского суда Литвиненко И. Ю. постановил в удовлетворении заявления Кузьменко А. С. о разъяснении постановления следственного судьи отказать.

Обидевшись до глубины души, А. Кузьменко пошел жаловаться: сперва в апелляцию, затем в кассацию – позабыв, что подача апелляционной жалобы на постановление следственного судьи приостанавливает вступление его в законную силу, но не останавливает его выполнения. Обиделись и процессуальные руководители в уголовном деле Васик М. М., Лопацька К. В. и Кра­
сун А. Ю., об отстранение которых я ходатайствовал перед Кузьменко. Следствие в деле с того времени стоит на месте из­за неисполнения данными прокурорами своих полномочий, предусмотренных п. 10 ч. 2 ст. 36 УПК Украины.

18.07.2018 г. ВСУ Украины постановил отказать в открытии кассационного производства по кассационной жалобе Кузьменко А. С. на решение Апелляционного суда Днепропетровской области от 11 апреля 2018 года. Что же касается определения следственного судьи Литвиненко от 18.10.2017 г. – его Кузьменко так и не исполнил.

Так упорствовать в неисполнении своих полномочий, а впоследствии и судебных решений, способен далеко не каждый. Впрочем не вызывает сомнений и факт того, что А. Кузьменко – преступник, учитывая, что умышленное неисполнение решения суда подпадает под ст. 382 УК Украины!

Артем Пахоль

На фото: экс-зампрокурора Днепропетровской области Кузьменко Сергей Анатольевич

3020